kot: (Default)
[personal profile] kot
Месмеризм,как известно, изначально был создан как некий медициский прием, применявшийся во вполне конкретных случаях. Однако, после того, как французская академия наук дискредитировала и Месмера, и его учение, движение распалось на множество разных ответвлений, из которых одна часть продолжала использовать магнетизирование (по-нашему, гипноз) в медицинских целях, другая устраивала из сеансов представления (которые и мы застали), а третья... Третья превратила месмеризм в идеологию, в некотором смысле — в религию, замешанную на шеллингианстве и некоторых остаточных идеях самого Месмера. Один из последователей этого учения, немецкий врач Клюге, написал обширную работу «Животный магнетизм», ее частично перевел, а частично пересказал в России доктор Данило Велланский (хотя опубликована была только первая часть).


У Клюге, среди прочего, описываются последовательные степени погружения в транс — их всего шесть, в продолжении которых человек постепенно переходит в сомнамбулическое состояние, позволяющее ему видеть, наряду с материальным миром, и мир духов. Самая высшая стадия — ступень ясности (отчетливости) выводит человека за пределы физического мира. Все эти степени или ступени можно пронаблюдать на примере гофмановского «Золотого горшка». Герой этой сказки — студент Ансельм — постепенно переходит из состояния бодрствования в сомнамбулизм, в сопровождении Саламандра, духа огня. Этот процесс начинается с видения у дерева, когда Ансельм видит серебристых змеек и слышит звон стеклянных колокольчиков, обозначающих, как пишут в одной статье, вход в транс (Месмер часто включал музыку, или играл на гармонике, чтоб загипнотизировать своих пациентов). И далее, сомнамбулическое состояние Ансельма все более углубляется, вплоть до финала, когда он попадает в блаженную область Атлантиды, которая приравнивается к шестой стадии магнетического сна «стадии ясности», при которой человеку становится внятна и ясна гармония сфер.
Это, впрочем, лишь прочтение, интерпретация. Если вспомнить текст сказки, в решающий момент героя за неверие попадает «под стекло», его заключают в склянку, стоящую на столе Саламандра-Линдхорста. Когда Ансельм видит, что его товарищи также сидят в склянках и обращаются к нему, они его высмеивают:


- Но, любезнейшие господа, - сказал студент Ансельм, - разве вы не
замечаете, что вы все вместе и каждый в частности сидите в стеклянных
банках и не можете шевелиться и двигаться, а тем менее гулять?
Тут ученики и писцы подняли громкий хохот и закричали: "Студент-то с
ума сошел: воображает, что сидит в стеклянной банке, а стоит на Эльбском
мосту и смотрит в воду. Пойдемте-ка дальше!"


После этого Саламандр побеждает старую ведьму, склянка разлетается, и Ансельм воссоединяется с Серпентиной. В другой статье говорится о том, что на самом деле юноша совершает самоубийство и что звон разбитого стекла — плеск воды, в которую он бросается с Эльбского моста. И в самом деле, после этой главы героя можно узреть только в видении, явленном рассказчику Саламандром. Из обычной жизни он исчезает, и живет в окружении духов, в ином мире. Собственно, эти две точки зрения друг другу не противоречат — высшая стадия сомнамбулизма хоть и не предполагает физической смерти, однако выводит сознание далеко за пределы обычной, земной жизни.

У Мартынова в «Автоархеологии» несколько раз говорится о том, что феллиниевский фильм «Восемь с половиной» представляется ему наиболее удачной метафорой Зазеркалья:

Наверное, зеркальное, перевернутое изображение правого и левого — это то, что человек может увидеть в самый последний момент, непосредственно предшествующий прохождению через поверхность зеркала; то же, что находится за этой поверхностью, практически невозможно предугадать, хотя кое-какими намеками на то, что нас может там ожидать, мы все же располагаем. Мне кажется, что одним из таких намеков является финал «8 1/2» Феллини. Самоубийство Гвидо Ансельми есть не что иное, как момент прохождения сквозь поверхность зеркала, и, совершив самоубийство, Гвидо тем самым совершает переход из нашего мира в мир зазеркальный.

Любопытно, что хотя я видела этот фильм много раз и очень его люблю, мне никогда не приходило в голову, что Гвидо в финале умирает и что сцена с процессией — на самом деле его посмертное видение, а не один из снов. И вот только сейчас, написав имена гофмановского, а потом и феллиниевского героя, стало ясно, что зовут их одинаково, и скорее всего, параллели между их переходом в иной, зазеркальный, или же идеальный мир выстроены вполне сознательно. В обоих случаях уход Ансельмов затуманен, неясен, трактовка распадается на медицинскую, материалистическую и идеальную, романтическую.

Но вот текст Мартынова их скрепляет, соединяет. Для меня неизменно загадочным оставалось его утверждение о переходе человечества в иное состояние, иное отношение с языком и реальностью. Метафора Зазеркалья, вкупе с историями гофмановского и феллиниевского Ансельмов неожиданно очертило, высветило, объяснило эту смутную мысль.

Звук разбитого стекла, который мы слышим у Гофмана в момент освобождения Ансельма от уз образует идеальную параллель с мартыновским переходом в Зазеркалье. У Феллини это — гром выстрела и взгляд Гвидо через автомобильное окно на людей — живых и умерших.

Date: 2012-01-26 11:16 am (UTC)
From: [identity profile] quid-ea-vult.livejournal.com
О, очень, очень изящно!! И как тонко ты подметила про двух Ансельмов! Явно это не может быть случайным совпадением... Весьма убедительно!
А это ведь твое прочтение "Золотого горшка"? Родной текст - помнится, в универе писали с Фрицом работу по ЗГ, только с алхимическим анализом. А знаешь, что мне сейчас пришло в голову в связи с этим пассажем про стеклянные банки? Масскультовая параллель, не столь изысканная, конечно же, как Гофман и Феллини, но все же... Помнишь, в первой "Матрице"? Там ведь люди ведут призрачную сомнамбулическую жизнь, а на самом деле заключены в некие сосуды (если я не ошибаюсь) и обвиты жуткими трубками. И только пробужденные знают правду. Там, разумеется. буддийская метафора и духи представлены в виде зловещих машин. А проводника зовут Морфей (тоже отсылка к теме сна, в который и погружены люди, побежденные машинами-Майей). Впрочем, как мы с тобой говорили не раз, масскульт порожден романтической традицией, так что параллели закономерны...
Я тебе задолжала текст про Мартынова, но ужо!! Напишу непременно и про язык, и про реальность, и про музыку сфер!!

Date: 2012-01-26 04:16 pm (UTC)
From: [identity profile] catus.livejournal.com
Спасибо! Интересно то, что я сначала подумала о явных параллелях между фильмом и ЗГ, а потом вдруг осенило, что героев зовут-то одинаково! удивительно, что об этом совсем никто не писал...

Разбор ЗГ у меня из двух статей (не моих), в одной сюжет разбирается по Клюге, в другой - рассматривается версия самоубийства Ансельма. Могу прислать, если интересно ) Мне кажется весьма показательным то, что гибель героев (в обоих случаях) не воспринимается как нечто реальное, хотя все указывает именно на то.
Сейчас я вижу, что мартыновские идеи располагаются в русле метафизики 19 века...
Получается, что все это увлечение месмеризмом своидится к поиску выхода в зазеркалье, по ту сторону реальности и слов...

да, отличная параллель с матрицей! Конечно же, то же самое романтическое двоемирие. И заметь, те, кому это открывается, страдают. У русских романтиков именно так, взять ту же Космораму Одоевского...

Про Мартынова очень жду! У него, кстати, новая Автоархеология вышла )
Edited Date: 2012-01-26 05:12 pm (UTC)

Profile

kot: (Default)
kot

April 2017

S M T W T F S
      1
2345 678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 08:33 am
Powered by Dreamwidth Studios