kot: (catus)
Прочитала тут очередное интервью Мартынова (на Кольте, если кому интересно) и расстроилась. Собственно, у меня очарование прошло после единственного живого выступления, на которое я сходила в Москве в прошлом году. При всех замечательных и тонких мыслях (особенно в письменном виде), пафос все тот же, антизападнический, в котором мне постоянно слышится совершенно примитивная неприязнь к чужому. И для меня это совершенно нивелирует и сводит на нет всю тонкость и красоту его рассуждений.
kot: (catus)
Прямо перед отъездом сходила на презентацию новой книги Мартынова. Смешно то, что купить я ее не смогла - пришлось уйти раньше, а во время мероприятия ее не продавали. Вся комната книжного была забита битком, мы уже стояли. В публике была Гринденко, и еще всякие смутно знакомые лица. Впечатления остались очень странные. Это был такой длиннющий монолог, как будто дыхания не переводил, и при этом как бы ни о чем. То есть понятно, все о том же, о конце, об Апокалипсисе, много сравнивал 60-е и наше время (в пользу прошлого), и так далее. Но в целом ощущение осталось как от его музыкальных произведений - что-то бесконечное, повторяемое и очень тяжелое для восприятия. Не из-за сложности, а именно из-за того, что все валится в одну кучу. При том, что было много и интересного, и близкого.
На мой взгляд, лучше читать его книги, которые по-прежнему считаю сильнейшими в плане и стиля, и содержания, но главное - внимания к слову.
И вот небольшой фрагмент из того выступления, снимала просто на память, поэтому без начала и конца.


kot: (Default)
Прочитала уже вторую Автоархеологию, как всегда сдерживая себя, чтоб не проглотить все за один день. Правда, часть о церковном пении пока по верхам, больше о нем самом. Как всегда, завораживает, как точно и четко - как голландские мастера - он прописывает себя. И детство, и юность, и теперь вот зрелые годы. До ощущений, до запахов. Собственно, для меня это и есть самое главное, из-за чего вновь и вновь хочется его перечитывать.
В Москве, как раз в наш приезд, была его лекция в Живом уголке, но я на нее не попала, о чем потом жалела, так как говорил он как раз на тему вот этой книги. Но зато сейчас нашла целых две радиопрограммы с ним:



kot: (Default)
Месмеризм,как известно, изначально был создан как некий медициский прием, применявшийся во вполне конкретных случаях. Однако, после того, как французская академия наук дискредитировала и Месмера, и его учение, движение распалось на множество разных ответвлений, из которых одна часть продолжала использовать магнетизирование (по-нашему, гипноз) в медицинских целях, другая устраивала из сеансов представления (которые и мы застали), а третья... Третья превратила месмеризм в идеологию, в некотором смысле — в религию, замешанную на шеллингианстве и некоторых остаточных идеях самого Месмера. Один из последователей этого учения, немецкий врач Клюге, написал обширную работу «Животный магнетизм», ее частично перевел, а частично пересказал в России доктор Данило Велланский (хотя опубликована была только первая часть).

длинно, о романтиках и Мартынове )
kot: (Default)
Читая Мартынова, нахожу в себе нескончаемые отклики. С каждой книгой - все ближе, все отчетливее, все меньше головного и больше естественного, из детства, из реальности, как он это называет. Если в Алисе концепция молчания, сознательного не-говорения не вполне ясна, то Автоархеология во многом это проясняет. Это не просто молчание, это погружение в то состояние, которое заведомо невозможно пересказать, объяснить, передать. Как сны, как детские переживания, как любой мистический опыт. Вспоминая свое детство, понимаешь, что сидя в гамаке и рассматривая землю под ногами и березы над головой, видела мир как есть, без языка, как иероглиф.

А еще слушала Якоря с последнего концерта - эта песня меня всегда затягивает, как воронка, особенно если в самом начале, а тут - в огишном золотистом свете она преобразилась в ГИМН. Слова - не смысловые единицы, а вспышки, всполохи, тут снова вернуться к Мартынову и понять, что это и есть реальность, и поэтому тянет туда неудержимо, и пересматривается, и переживается.

Read more... )

УРА

Aug. 6th, 2011 12:27 pm
kot: (Default)
Как здорово - открыть почтовый ящик и обнаружить там книгу, которую не чаяла увидеть еще много месяцев! А теперь она у меня, и главное - растянуть удовольствие и читать медленно, понемногу.

kot: (Default)
Люблю мартыновские писания - особенно последнего времени - за то, что даже сквозь умствования прорывается радостное ожидание иного, как бы мы это ни понимали. В Алисе это особенно отчетливо, и судя по всему, о том же будет и его свежевышедшая книга. Вытаскивает из рутины, из машинальности, из повторяемости.

Наверное, именно моя причастность к проблеме За­зеркалья приводит к тому, что когда Пастернак говорит о конце, я говорю о начале, а когда Пастернак говорит о том, что настало время писать ногами, указывая тем самым на невозможность дальнейшего существования поэзии, я говорю, что с наступлением времени писать ногами приходит эра принципиально новых, неведомых возможностей, о существовании которых человек, пишущий руками, не мог даже догадаться. Однако предчувствие этих возможностей каким-то странным образом таится и в финале «8 1/2» Феллини, и в «Девушке с гребнем» Малевича, и в детских считалочках. Лично меня эти предчувствия посещают иногда во время моих долгих плутаний по московским улицам, переулкам и скверам. В такие моменты я с особой остротой начинаю понимать, что реальность — это не то, о чем можно сказать или что можно назвать. Реальность — это некая возможность возможностей. И тогда слова Пастернака о конце всего ви­денного и слышимого наполняются для меня какими-то радостными предчувствиями, ведь конец есть не что иное, как то, в чем может таиться возможность начала...

Отсюда вот

Profile

kot: (Default)
kot

April 2017

S M T W T F S
      1
2345 678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 12:53 am
Powered by Dreamwidth Studios